March 25th, 2021

кокетка

"В узких улочках Риги" - калейдоскоп воспоминаний на тему недели.

Мне повезло. У меня три "моих" города. В одном я родилась, во втором живу, в третий часто наведываюсь. Первый - Рига, второй - Прага, третий - Питер.
Больше ни в одном городе меня не накрывало ощущение "как дома". Но сегодня - именно о доме, о родном городе. Что приходит на ум, когда говоришь Рига? Старый город, Домский собор, кофе, да рижский бальзам :)) Люди постарше не преминут сказать "советская заграница".

Collapse )

Мы влюбляемся в города, как в людей...

Мы влюбляемся в города, как в людей. Они входят в наше сердце, проникают в кровь, навсегда остаются в душе.
                                 
Город – любовь, город-друг, город-семья.

Мой Севастополь! Аромат фруктов, шашлыков, морской соли. Базары и базарчики. Улочки и проспекты. Воздушные колокольчики и ракушки. Приморский бульвар. Графская пристань. Учкуевка. Мелкая горячая галька. Гомон разносчиков: «Пахлава медовая, трубочки со «сгущёночком», чурчхелла… Балычок из катрана…» Бесконечное солнце и необъятное море. Ласковое, как ребёнок. Грозное, как обиженный зверь. Оно везде. Оно дразнит кромкой прибоя, когда выглянешь из окна. Оно гомонит голосами чаек, когда скрывается из виду. Оно в тревожных коротких снах. Оно в восторженных глазах моей дочери, увидевшей его впервые. Ночная набережная. Плеск волн. Развалины Херсонеса. Невкусное мороженое. Трогательные дельфины. Пьянящий воздух свободы. Запах счастья. Мой Севастополь! Город-любовь. Даже если мы не встретимся больше, я навсегда сохраню его образ. Я буду помнить его, как первый поцелуй.
Collapse )

Мой маленький сибирский глобус

Ну...про города-то я...ух...казалось бы, да? а что на деле? На деле-Новосибирск, родной, как минимум-уважаемый, да и любимый тоже, как бы я тут краеведила, если бы без любви (я без любви ничего делать не умею, факт. подтверждаемый периодически), окрестности-всё хочу по райцентрам побольше поездить...Питер-как детский сон, как любовь перинатальная какая-то-ленинградское лото в нежном возрасте, книга Летний сад, Конецкий и Шефнер, Бродский, который, как у Довлатова "где живёт, не знаю, но умирать ходит на Васильевский остров", Блокадная книга и Ленинградский каталог (Гранин-молодец, конечно)...а была я в Питере всего-то один раз, да и недолго совсем.

Поэтому, про Сибирь больше могу сказать, Сибирь-это какая-то такая прошивка, про неё ещё Антон Павлович писал, мол, невесело тут, но люди...люди, да. Я тут взялась перечитывать рассказы...Тоска-шедевр же. Про кучера Иону, похоронившего сына...А Каштанку-с детства опасалась, что заплачу...не заплакала, но не зря, не зря памятник в Томске называется Антон Павлович Чехов глазами пьяного мужика лежащего в канаве и никогда не читавшего Каштанку
Collapse )