foxy_g_i_r_l (foxy_g_i_r_l) wrote in dybrova,
foxy_g_i_r_l
foxy_g_i_r_l
dybrova

КАК Я НАШЛА ТАКУЮ РАБОТУ, пост 6

Первая часть

Вторая часть

Третья часть
Четвертая часть

Пятая часть

  Я забыла рассказать о нашем первом в Израиле шабате. Дело в том, что мы провели его в религиозном городке Кфар Хабад :-0.


Когда мы еще были в России и учили иврит в синагоге, то там помимо ульпана, афишировали всякие мероприятия, например еврейский лагерь в Подмосковье для еврейских по Галахе детей и куда я записала Лену. Раввин только проверил опять цепочку наших документов, цепко выхватывая из них слово "еврейка" и одобрил путевку.
  Это было бесплатно, на три недели. Мы отправили туда Лену и потом поехали навестить. Лагерь был бывший пионерский, линейка заросла бурьяном, в столовой висели лозунги Хабада и соблюдался кашрут.
  В лагере были только девочки, вожатой в Ленином "отряде" была девушка Дорит, с которой мы познакомились и оттачивали на ней наш иврит. Дорит, узнав, что мы скоро репатриируемся,
приглашала в гости и обязывала нас сразу ей позвонить, прямо в день прилета.

  Мы действительно позвонили по телефону, данному нам Дорит, дня через два, она сразу вспомнила нас, очень обрадовалась и тут же пригласила приехать к ним на шабат в Кфар Хабад. Дала адрес, объяснила как доехать с центральной автобусной станции и в пятницу, часов в 12 мы отправились к ним в гости. Новая, тогда еще, Тахана Мерказит поразила меня своим величием, дети выпросили маленькие наборы Лего в магазине на последнем этаже и мы поехали.

  Дорит ждала нас на остановке. Я была одета очень неподходяще, в джинсы и джинсовую куртку, Лена тоже в брюках. Но Дорит светилась счастьем и всем, кто встречался на нашем пути говорила - "Это евреи из России, они только что поднялись!" Все нас приветствовали как родственников.

  Мы пришли к ним домой, там нас ждала ее семья - папа, мама и младший брат. Других детей не было, двое это немного, по меркам харедим. Мама заканчивала приготовления к шабату, папа ей помогал. Дорит показала нам квартиру на первом этаже без ступенек (партер), нам отвели отдельную комнату, мы положили сумку и пошли прогуляться перед встречей шабата в синагоге.
  Пишу сейчас и сама не верю, что это происходило с нами, кондовыми атеистами, к тому же муж вообще не был евреем. Но этого никто конечно не знал, внешность у него была точь в точь, как у большинства соседей Дорит и ее семьи.

  Вскоре надо было идти в синагогу. Нас разделили, мужа с сыном повели на первый этаж, приговаривая - "Вот, вот они, настоящие российские евреи! Соль земли!"
Спрашивали - обрезан ли мальчик, уверяли, что ничего страшного, обрежем! Короче это был цирк! Их усадили в первом ряду, хотели, чтобы муж прочел что-то из Торы, но он вежливо отказался.
  Мы с Дорит и дочкой поднялись на второй этаж, там нас неодобрительно оглядывали кумушки.

  Наконец чтение закончилось и мы с облегчением пошли домой к Дорит. Там был уже накрыт стол с халой, шабатним вином и всякими явствами. Мы помыли руки специальной кружкой, расселись за большой стол и принялись за еду. Когда уже не могли дышать от обжорства, папа начал петь шабатние песни, перемежая их старыми русскими Дубинушками и Подмосковными вечерами. На иврите! По русски он не знал не слова. Мы ему подпевали, как могли.

  На ночь оставили свет в стратегических местах - туалете, ванной, на кухне и пошли спать. Свет в туалете кто-то из нас нечаянно выключил, но хозяева ничего не сказали, а мужественно ходили писать в темный туалет.

  На утро шабата опять собрались идти в синагогу, но мы уже отказались и просто гуляли, а потом мы с Дорит и Леной пошли на хену (предсвадебную вечеринку) к подружке Дорит. Та была йеменской еврейкой и сидела не шелохнувшись в высоченном головном уборе из серебра и чуть не сгибаясь под тяжестью серебряных ожерелий. Хена происходила в каком-то ангаре, угощения на столах почти не было, несколько десятков девушек довольно стройно пели и отстукивали ритм по столу ладонями.

  Шабат тянулся так долго, так мучительно, ведь нельзя было ничего делать, кроме как гулять и есть. У Дорит и ее брата был новенький ПК и Миша старший очень хотел его посмотреть, но до первой звезды нелья было к нему прикасаться и ничего не оставалось делать, как только ждать.

Наконец пришел первый автобус и мы с облегчением покинули этот хоть и гостеприимный, но совсем не подходящий нам городок и образ жизни. Дорит и ее родители были с нами очень сердечны, приглашали приезжать на Пурим, а уж Седер Песах мы должны были быть у них обязательно, но мы больше не звонили и не приезжали, более того, с тех пор я вообще ни разу не была в Кфар Хабаде, хотя он находился очень близко к моей работе.

  Бабушка с Илоной тот шабат были дома и думаю, провели его гораздо приятнее.

  Вернемся к прерванному повестовованию. Я начала свой первый рабочий день в зале торжеств "Сусаити". В тот день играли две свадьбы, в большом и малом зале.
  Моти показал мне фронт работ - вначале следить за чистотой на зеркальной лестнице, потом в зале кабалат паним (фойе), затем в туалетах. Я сразу сказала, что в мужской не захожу. Только в женский. Сама бы я не додумалась до этого, делала бы что сказали, но девушка (как же ее имя, так неудобно без имени писать о ней, я ее лицо вижу как будто мы вчера встречались), которая меня привела, сказала чтобы я сразу обозначила границы. И к этому отнеслись с уважением.

  Постепенно стали подтягиваться официанты, молоденькие девочки и мальчики, все русскоязычные, все по три года в стране. Очень доброжелательно со мной знакомились, спрашивали сколько я уже в Израиле. Я сказала две недели. Официант-бармен Женя, похожий на Пушкина, принес мне стакан спрайта и сказал, что я могу пить безалкогольные напитки сколько влезет. В маленькой каптерке сидел электрик Семен, он жил в Ашдоде и ездил на своей машине. Мы с ним сразу подружились. У него была маленькая дочка, он про нее все время рассказывал, а я рассказывала про своих детей. Семен был такой большой, медведеобразный, он тоже мне много помог советами и даже один раз защитил от приставучего араба, которому намекнул, что мой муж из русской мафии и лучше бы он держался от меня подальше. Араб внял предупреждению и больше не отсвечивал.

  Вообще, там все были очень хорошие, я имею в виду все наши, кто говорил на русском. Повар и поварята-бухарцы, они закармливали меня самыми лучшими кусками, один раз дали что-то съесть и аж подпрыгивали, ожидая реакцию, это были бычьи яйца. Я конечно похвалила, но от добавки отказалась.
Если я допускала какую-то оплошность, то Женя выпрыгивал из-за бара и петушком заслонял меня перед Моти, маша рукой перед его лицом и эмоционально повторяя - "Она шавуаим ба арец!!! рак шавуаим!!! (она две недели в стране, только две недели)!!!"

  Очень было странно и интересно узнать, что раввин, который все время сидел в лобби, был наблюдателем за кашрутом и его звали проверить ингридиенты перед готовкой. Когда я пришла после первого дня домой и рассказала все это, то семья слушала меня открыв рты! Это было как окно в другой мир, а я была местным Миклухо-Маклаем. Мишка-маленький, прослушав все очень внимательно, мечтая произнес - "Может ты станешь там проверяющей, как тот дяденька"..

  В общем работа мне нравилась в основном из-за людей. Но и особо тяжелой она тоже не была, это же не настоящие уборки, а так, на подхвате.

  Однажды, в разгар торжества я протирала зеркала на лестнице и ко мне обратился один израильтянин, среднего возраста, лысыватый, в костюме. Как всегда начал с "кама зман ат ба арец", затем перешел к более личным вопросам - про семью, специальность, возраст. Удивился моложавости и возрасту детей и предложил:
- Я маклер, имею офис тут неподалеку, на ул. Ротшильд, номер такой то, мне нужна русскоязычная работница, показывать квартиры репатриантам.
Дал мне визитку и велел звонить завтра в 10 утра. Был очень солиден и серьезен, никаких левых предложений не делал и все выглядело очень респектабельно и правдоподобно.
  Домой я летела как на крыльях, неужели я нашла настоящую работу?! В офисе и за столом! Урааа!

  На следующий день утром мы с мужем сели около телефона и я набрала номер. Там сразу сняли трубку, как будто ждали моего звонка и вчерашний знакомец все подтвердил и пригласил придти к часу дня и ознакомиться с производством. Мы пошли вместе с Мишей, с другой стороны улицы убедились, что все реально - вот маклерский офис, вот лысыватый маклер, больше никого нет.
- Ну я пойду, сказала я мужу и направилась туда.
Миша пошел ждать меня дома.

  Маклер обрадовался, вышел из-за стола, взял папочку, деловито запер офис, мы завернули за угол, там он открыл юольшую темную машину и рукой пригласил меня сесть.
- Поедем осмотреть шетах (территорию).

  Я села, надеясь увидеть дома и квартиры, мы выехали на набережную и поехали по ней на юг города, там пересекли городсткую черту и продолжали уже по шоссе, я ничего не понимала, разве он не работает в Бат Яме?
- Заедем покушать рыбу, - сказал маклер
- Нет, я не голодна, где же квартиры?
  Он не ответил, мы остановились в каком-то то ли перелеске, то ли дюне с кустами и он начал меня окучивать в плане стать его любовницей.
Мне было совсем не страшно, только было жалко времени и непонятно было как отсюда выбраться без машины. Я упорно твердила нет, нет, не могу, муж, дети, дети муж, нет, не могу и опять и снова по десятому кругу. Он мне обещал белье, обувь, рыбу, дискретность, тоже по кругу и это никак не кончалось. Руками меня не трогал, только вербально склонял к порочной связи.

  Наконец он понял, что со мной каши не сваришь и спросил, есть ли у меня подруга. Я решила, что это выход и сказала, что есть.
- Дай ее телефон.
- Нет телефона, дома.
- Завтра позвоню и скажешь мне телефон?
- Конечно!

  Наконец эта тягомотина закончилась и он отвез меня в Бат Ям. Урод.

  Назавтра он позвонил, трубку снял муж, спросил грозно:"Кто это?" и маклер больше не появлялся в нашей жизни.

  Кстати, в Израиле у меня совсем пропал страх. Тот страх, что был в России, что могут пристать вечером хулиганы, что надо ходить и оглядываться, вот и с маклером страха не было вообще.

  А однажды я шла с работы в 12 ночи по бульвару Независимости и за мной тащился какой-то парень, потом начал спрашивать - Ма шаа? Ма шаа? (сколько времени), а я ответила - асара ле штеймесре (23-50), он сразу возбудился, от акцента наверное, хотя я правильно грамматически ответила и стал что-то бубнить, куда-то звать. Я на него кааак заору на русском - "А ну пошел вон, убирайся, козел вонючий, урод!!!" И он свалил.

  Пришла домой и вспомнила, что забыла ключ когда уходила на работу. А дверь заперта и звонить не хочется, будить весь дом. Поскреблась в дверь, слышу - цок-цок, Илона подошла с той стороны, я ей говорю: "Илона, иди, буди бабушку, иди Илона, буди", слышу опять цок-цок, удаляются шаги. Спустя минут пять мамин сонный голос - "Вера, ты что ли?"
- Я, открывай.

Мама открыла и говорит: "А я спала так крепко, а Илона меня прямо растолкала и ведет к двери, а я не пойму, а она прямо за халат тащит, а тут ты!" И улыбнулась своей замечательной улыбкой!

  Кстати, кто спрашивал, что любила дочка из еды, я ее спросила: бананы, мороженое, пиццу, крембо и всякие чипсы и нишнушим (не знаю как на русском).


Продолжение следует.
Tags: эмиграция
Subscribe

  • ***

    Прошу прощения за неприлично долгое молчание. Оправдываюсь вот. Приятно, конечно. Спасибо всем, кто посчитал мой пост лучшим по теме недели. Я…

  • Азартное.

    Не стану повторять то, что уже и так написала уважаемая TIGRIS1952, только чуточку добавлю. Карты! Ссстрашное слово, а уж сама игра как…

  • ПроИгры

    Какая широкая и объемная тема у нас на этой неделе, не находите? И главное - практически любому есть, что сказать, и чаще всего это будет про что-то…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • ***

    Прошу прощения за неприлично долгое молчание. Оправдываюсь вот. Приятно, конечно. Спасибо всем, кто посчитал мой пост лучшим по теме недели. Я…

  • Азартное.

    Не стану повторять то, что уже и так написала уважаемая TIGRIS1952, только чуточку добавлю. Карты! Ссстрашное слово, а уж сама игра как…

  • ПроИгры

    Какая широкая и объемная тема у нас на этой неделе, не находите? И главное - практически любому есть, что сказать, и чаще всего это будет про что-то…